Философия мусульманского права
Философия мусульманского права

Mусульманский мир уникален и неповторим. Наиболее характерно это своеобразие проявляется в философии мусульманского права, обусловленной религиозно-этическими постулатами и ценностями, сложившимися почти полторы тысячи лет назад и во многом сохраняющими свою ценность.

Долгая эволюция мусульманского право

вого сознания, его многовековой путь, когда историческое прошлое активно влияло на современность, определялась во многом религиозным чувством и «адатом» (ар. «традиция»). В свою очередь, исламское правосознание проявлялось и в нормативной морали, и в эстетике, и в этических нормах общения. Опосредованно, конечно, и в правовой науке, соответственно – и таком ее аспекте, как теория и философия мусульманского права.

Итак, философия мусульманского права представляет собой блестяще разработанную великими умами ислама многоуровневую систему, звенья которой находятся в состоянии некоей взаимообусловленности. Эти звенья, или составляющие, не могут характеризоваться как концептуально обособленные друг от друга, ибо спаяны высшим элементом единства – понятиями веры. В силу этого и понятийные категории также не являются изолированными от влияния (через содержание) других – в большей или меньшей степени высоких – уровней общения через систему мусульманского мировоззрения.

На сегодня существует проблема освоения понятийных конструкций, что является сдерживающим фактором для процесса теоретизации философии мусульманского права. Время, эпоха глобализации, рост численности мусульман во всем мире, их вовлеченность в политику, торговлю, самые высокие технологии и, наконец, в военное дело – все это стимулирует поиски адаптации незыблемых постулатов к новым условиям.

Вместе с тем каждый тип и уровень познания в сфере философии мусульманского права имеет свои неповторимые функции; этим обусловлена и качественная специфика логико-методологических средств. Среди них и такие, как категориальная структура, совместимость–несовместимость их с другими и т.д.

Наиболее отчетливо вышесказанное проявляется в системе источников мусульманского права. В суннитской традиции это: Священный Коран, сунна, или свод достоверных преданий о жизни и деятельности Пророка Мухаммада, иджма, или единодушное мнение авторитетных лиц – муджтахидов, кийас, или аналогия; в шиитской же правовой традиции существует неприятие аналогии (кийас) как источника права, однако шиитская догматика не является предметом разбирательства в данной статье.

Основным отличием теории и философии мусульманского права от других аспектов философии права является его строго выверенная религиозная природа. Мусульманское право, оказав глубокое влияние на историю развития государства и права огромного большинства мусульманских стран, возникло на основе шариата, представляющего собой важнейший компонент исламской религии. Так, в странах с мусульманским правом Конституция не считается основным законом. Шариат определяет все аспекты публичного и частного права. Мусульманские юристы и богословы считают, что эти нормы, освященные волей Аллаха, по своему действию гораздо сильнее, чем конституционные нормы, написанные человеком.

Вместе с тем, необходимо отметить, что в историческом аспекте философия мусульманского права сформировала свое предметное обособление, разработанность специальной методологии исследования, существенно отличающиеся от того, что было принято в христианском мире.

Обособление философии мусульманского права – по объекту, по предмету – вызвало последующий отбор и привлечение уже сформировавшихся понятий и методов из дисциплин, выступающих по отношению к философии мусульманского права в качестве базисных, концептуальных оснований. Эта специфика оформления категориального и методологического базиса философии права формирует большой сложности задачу: задачу осознания общего и специального в категориях и методологии философии мусульманского права. Проблема еще и в том, что исламский правовед легко осваивает (в современных условиях) догматику западной юриспруденции, о правоведах Запада такого сказать нельзя.

В связи с изложенным, сложнейшей проблемой методологической рефлексии философии мусульманского права является проблема статуса этой дисциплины и механизма формирования ее концептуально-логического аппарата. Отыскать принципы решения этой проблемы означает уточнить предметный статус философии мусульманского права в целом, что крайне важно для понимания гуманистической сути ислама. При этом методологические исследования вызваны потребностями научного познания нравственно-этических и нормативно-моральных устоев ислама и огромным интересом к исламу во всем мире. Поднимая вопрос о построении концептуальной структуры философии мусульманского права, автор данной статьи предлагает, прежде всего, обратить внимание на основания и принципы построения концептуально-понятийной системы мусульманства.

В связи с изложенным, крайне важна присущая исламу всеобщая связь явлений, которая обусловливает логику познавательного процесса, так как исходные данные для новой концепции возникают в рамках уже существующих представлений. Эта идея напрямую восходит к пониманию всеобъемлющего влияния Единого Творца на наше бытие и сознание.

Такое представление о философии мусульманского права приводит к формулировке новой концепции, целенаправленная разработка которой обеспечит получение данных, позволяющих приступить к выявлению категориального аппарата мусульманского права, что, в свою очередь, позволит систематизировать весь категориальный аппарат в интересах лучшего взаимопонимания и улемами Востока, и легистами Запада.

В целом соотношение категориальных структур философии права как теории всеобщего и философии мусульманского права проявляется в виде отражения соотношений «общего» и «единичного». Происходит как бы процесс проецирования содержания категориальных структур исламского права в предметную сферу менее высокого уровня обобщения, и это сопровождается конкретизацией содержания используемых в философии права понятий.

Если философия ориентирована на общефилософские принципы построения концептуально-логического аппарата – к примеру, принцип восхождения от конкретного к абстрактному, – то в философии мусульманского права наряду с общефилософскими следует использовать принципы сугубо специфические. Это важно и с точки зрения уважения к исламу, и с позиций взаимопонимания правоведов. Процесс этот носит название «ассимилятивного внедрения категорий», что характерно для дедуктивного этапа философии права, как, впрочем, и для любой другой науки.

Здесь осуществляется процесс интерпретации понятий, как бы усвоение философской категориальной структуры. Следует отметить, что усвоение категориальной структуры философской теории на исходных стадиях формирования философии мусульманского права объясняется тем, что на этом этапе философия мусульманского права концептуально уже оформляется. Однако дисциплинарно из предметных сфер философии, общей теории права и отраслевых дисциплин юридического профиля философия мусульманского права до начала ХХ века не выделилась. И лишь позднее формирование специфики предмета и объекта философии мусульманского права вызвало привнесение в ее категориальную структуру конкретного философско-правового содержания. На наш взгляд, это связано с созданием независимых исламских государств в 1920-х – 1960-х годах.

При этом роль базисного интегрирующего основания в категориальной системе философии права все больше играет понятие «право». Этот процесс – формирование и исследование базисных понятий – в философии мусульманского права особенно важен, поскольку неразработанность понятийных конструктов такого уровня является сдерживающим фактором для процесса теоретизации философии мусульманского права уже в наши дни, в начале XXI века.

Вместе с тем, решение проблемы концептуального статуса философии мусульманского права в целостной парадигме философии культуры невозможно вне уяснения границ предметного поля философии культуры, в пределах которой культура изучается во всем объеме ее исторического становления, во всей целостности и на всех уровнях ее структурных проявлений и спецификаций. Учтем, что исламская историческая и правовая литература по объему написанного превышала иудо-христианскую во много раз уже к началу Нового времени.

Предметный статус философии мусульманского права определяется посредством выяснения того, каков статус философии мусульманского права в иерархии юридических дисциплин. Как представляется автору, такой статус детерминирован потенциальной возможностью философии мусульманского права, как уже отмечалось, пронизанного религиозно-этическим содержанием, быть методологическим ориентиром по отношению к правовому знанию для всех мусульман. Предметному содержанию философии мусульманского права, будут посвящены отдельные, специальные исследования автора на страницах «Новых граней».

Если попытаться обосновать роль и значение философии мусульманского права как основания права стран, исповедующих ислам, и как основания правового исследования, необходимо предложить аргументы со следующим содержанием: автор предлагает для дальнейшего правового исследования выявить и использовать систему методов, которые дали бы возможность применить в познании юридических явлений результаты междисциплинарного знания. Тем самым обозначится способность теории и философии мусульманского права быть основанием познавательной деятельности всех блоков юридической науки, государств исповедующих ислам, результатом чего явится прогресс юридической практики в этих государствах. Вместе с тем, следует сказать и о другой сложнейшей проблеме философии мусульманского права – теории правореализации, законности и правопорядка, которая не только отражает фактическое состояние соблюдения, исполнения и применения правовых норм. Признаем, что успехи в укреплении требований законности и упрочения режима правопорядка в отдельных государствах весьма сомнительны, а исламское право может быть очень действенным. Именно теория правореализации составляет методологическую основу для анализа отраслевыми юридическими науками тех специфических сфер, которые составляют предметы их специальных интересов.

Литература
1. Торнау Н.Е. Изложение начал мусульманского законоведения. СПб., 1850.
2. Давид Р., Жоффе-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1996.
3. Юнусов Э.А. Права и обязанности человека в мусульманском праве // Туризм: право и экономика, 2006, № 5.
4. Ван дер Берг Л.В.С. Основные начала мусульманского права. М., 2005.
5. Чапан, Эргюн (сост.). Ислам о терроре и акциях террористов-смертников. М., 2005.
Д-р Т. И. Лагвилава
date05.07.2012readCount3380printРаспечатать