Пока это – сектор, но верим – он станет страной
Пока это – сектор, но верим – он станет страной

Арабский мир ассоциируется с весной, которая пугает одних и вселяет надежду в других. В этой эйфории свободы мир, кажется, забыл крохотный участок земли, именуемый палестинский анклав. Истощенный семилетней блокадой, он только вдыхает свободный воздух весны, которая никак сюда не нагрянет. Впервые группа российских врачей посетила блокадный сектор Газа. Пятеро медиков из Татарстана и Москвы приехали в Палестину, чтобы помочь ее народу.

В одной руке скипетр, в другой – держава. Улыбчивый египетский полицейский одной рукой держит священный Коран, другой проверяет наши документы. Мы пересекаем пост Рафах, единственное окно в мир для Газы. Для многих переступить границу отнимает немало времени. Для нас, «вооруженных» охранительной грамотой российского консульства, везде зеленый свет, распахнуты все двери – и «послемубараковского» Египта, и еще «досвободного» блокадного Сектора Газа.

Единственный народ, чья Родина – в плену

Палестинцев держат на этом посту по двое суток.

От них требуют указать вескую причину для выезда.

От них требуют смириться с лишением права на свободу передвижения и получения медицинской помощи, права на доступ к образованию и возможности видеться с близкими.

От них требуют невозможного – отказаться от свободы и согласиться жить в клетке, куда иногда кидает подачки Евросоюз.

Мы движемся по невидимому свободному коридору Рафаха, оставляя позади в неуютном зале ожидания немощных палестинских стариков, плачущих детей, женщин. От не палестинцев требуют не замечать этого расизма.

Недавно палестинский премьер Исмаил Хания встречался с египетским президентом Мухаммадом Мурси. Встреча была исторической, но результаты… ничтожны! Теперь согласно договоренностям пост Рафах смогут ежедневно пересекать аж 1500 палестинцев, а раньше их было 1000. И ни слова о свободной торговле, о доставке самого необходимого груза в разрушенную семилетней блокадой Газу – цемента, медоборудования, продуктов.

И ни слова о самом главном – о снятии блокады. 

Делегация фонда "Солидарность" на посту Рафах
Делегация фонда "Солидарность" на посту Рафах
 

Газа в эпоху революций парадоксальна. Нигде так не вдохновляются победам «Братьев-мусульман» на выборах (ХАМАС является ответвлением этого движения) – после каждого успеха на улицы Газы выходят ликующие толпы с флагами арабских государств.

Все, что есть в Газе, – это плод невероятных усилий и стремлений к победе самих палестинцев
 

И нигде арабская революция не отозвалась таким гулким эхом пустоты.

«В этом году ситуация самая сложная, поскольку все заняты арабской революцией. Гуманитарная помощь уменьшилась в несколько раз, – говорит замруководителя фармацевтического департамента минздрава Газы Ашраф Абумхади, – С января по июль от Евросоюза через Рамаллу лишь два раза прибыли медикаменты. Это 19% от потребностей. 30% покрывают гуманитарные организации, такие, как ваша».

А 50% лекарств просто нет в Газе. И – не ожидается.

Он ведет нас мимо пустых полок фармацевтического склада. Мы здесь были несколько месяцев назад, когда наш фонд привозил медикаменты для онкобольных палестинцев. В этот раз мы привезли расходные медицинские материалы и запчасти к оборудованию. С ними большая проблема в Секторе: например, шовных ниток для проведения операций нет с апреля.

Но какая, в сущности, это мелочь по сравнению с арабской революцией!

Доктор, не спасший сына

В прошлый приезд, в самый разгар событий на Ближнем Востоке, когда тиранам еще не воздали по заслугам, а лидеры революции еще только мечтали о власти, мы познакомились в Газе с Еленой Прекрасной – так мы ее прозвали между собой. Преподаватель в музыкальной школе, родом из Грозного, Елена улыбалась счастливо: она ждала ребенка.

В этот раз она с мужем – руководителем благотворительной клиники «Возвращение» доктором Аля аль-Лидави, – примчалась в отель, как только услышали о приезде российских врачей. На руках у Елены мирно спал 6-месячный сын Камиль.

«А говорили, Россия не доросла до понимания проблемы Палестины», – доктор Аля цитирует слова итальянских врачей, приезжавших накануне. 85 (!) человек из Италии приезжали помочь палестинцам – медицинские светила, политики, журналисты. «А я им ответил – если бы приехали русские врачи, к ним бы в моей клинике выстроилась очередь», – ревностно говорит доктор Аля.

В Палестине очень любят Россию, хотя наши врачей и прибыли в Газу впервые.

С января по июль от Евросоюза через Рамаллу лишь два раза прибыли медикаменты. Это 19% от потребностей. 30% покрывают гуманитарные организации С января по июль от Евросоюза через Рамаллу лишь два раза прибыли медикаменты. Это 19% от потребностей. 30% покрывают гуманитарные организации
 

Он берет кроху в свои большие ладони, Камиль просыпается, но не издает ни звука. «Вот результат израильских бомбардировок и блокады», – говорит отец. У Камиля гидроцефалия и куча других сопутствующих заболеваний.

Замруководителя фармацевтического департамента минздрава Газы Ашраф Абумхади демонстрирует пустые коробки, где должны лежать расходные материалы по травматологии
 

Во время «Литого свинца» фосфорные бомбы рвались прямо во дворе многоэтажки доктора Аля. Сейчас ни Елена Прекрасная, ни медик Аля не представляют, как помочь своему сыну. В Газе нет ни одного специалиста для таких детей как Камиль. А в секторе более 50% населения – это дети.

«Я открываю Интернет и с завистью смотрю – сколько же клиник в России, где бы могли помочь моему сыну», – говорит Елена. Мы грустно соглашаемся – каждый месяц наш фонд направляет детей из регионов России в ту или иную больницу Москвы, Санкт-Петербурга, Татарстана, Украины, оплачивая лечение либо расходы на проезд. Российские родители только выбирают удобное время для поездки.

А врачи Газы не имеют даже возможности выехать за пределы сектора на повышение квалификации, конференции либо на учебу.

Тайное оружие Израиля

Семилетняя блокада истощила материальные и человеческие ресурсы. Фармацевт Ашраф говорит, что Израиль бьет по самым слабым местам Газы, настаивая на запрете ввоза медикаментов и оборудования. 206 наименований на складах Газы сейчас нет. Но те, которые есть, это чаще всего заменители, отрицательно влияющие на здоровье. А те, что поступают по линии гуманитарной помощи – иногда с коротким сроком хранения. Самые дефицитные лекарства – в онкологии, хирургии и реанимации. Хронические больные (а это старики, диабетики, инвалиды) вообще лишены лекарств – во время блокады система социальной защиты населения в Газе просто рухнула.

Минздрав констатирует, что самые распространенные заболевания в палестинском анклаве – онкология органов дыхания, крови, поражения органов слуха и зрения, иммунной системы, врожденный порок сердца. Врачи объясняют это не только жизнью в ужасных условиях блокады, психическим состоянием беременных (около 70% грудных детей и около трети беременных женщин в Газе страдают от анемии).

В секторе Газа более 50% населения – это детиВ секторе Газа более 50% населения – это дети
 

Не только ужасным качеством воды (цивилизованное государство Израиль бомбит в секторе Газа очистные сооружения, не давая их восстанавливать, и, как свидетельствует июньский доклад организации Save the Children, загрязнение питьевой воды в секторе Газа будет иметь долгосрочные последствия для здоровья палестинцев).

Палестинская девочка на фоне плаката в поддержку футболиста Махмуда Сарсака, 96 дней державшего голодовку в израильской тюрьмПалестинская девочка на фоне плаката в поддержку футболиста Махмуда Сарсака, 96 дней державшего голодовку в израильской тюрьме
 

Врачи Газы говорят об ужасных последствиях применения Израилем нового оружия.

«Есть ли какие-то исследования на этот счет?» – спрашиваем мы доктора Аля. Он качает головой – врачи Газы много лет требуют проведения исследований оружия, примененного во время «Литого свинца» и последующих бомбардировок, его воздействия, однако ни одна международная организация еще не взялась за это.

Наши в Палестине

Родильные отделения в Газе переполнены. Татарстанский врач-гинеколог Лилия Газизова помогала своим коллегам в госпитале «Шифа». «За сутки в госпитале принимают 70 родов, из них почти половина – это операции кесарева сечения. Врачи со смены уходят никакие. Это очень тяжелый труд», – говорит наш врач.

Тут происходят вещи, которые слабо ассоциируются с ХХI веком. Представьте, чтобы освободить место для постоянно прибывающих пациентов в Газе практикуются… ускоренные роды. Молодых мам часто выписывают уже через несколько часов после родов - а это большой риск для здоровья, в том числе вероятность послеродовых кровотечений, инфекции и сепсиса новорожденных.

Все это – не редкость в секторе Газа и являются основной причиной материнской и послеродовой смертности.

Онколог Гульнара Вафина из нашей делегации («хрупкая женщина с удивительными руками», как охарактеризовали ее палестинские коллеги из клиники Красного полумесяца) оперировала тех женщин, которым не в силах были помочь врачи Газы. Женщинам, страдающим раковыми заболеваниями, которые из-за блокады не могли выехать на лечение и месяцы ожидали, сидя дома, одного – печального – исхода. «Мы подобрали для доктора Гульнары самые сложные медицинские случаи. И мы были удивлены ее мастерством», – сказал завотделением больницы Красного полумесяца.

Половина людей, страдающих раковыми заболеваниями, погибают в Газе из-за нехватки лекарств. Из 60 наименований медикаментов от раковых заболеваний в секторе есть только 30. Эти официальные данные прозвучали на конференции по онкологии, куда нас пригласили чиновники минздрава Газы. На мероприятии рассматривался вопрос… строительства современного онкологического центра.

Хирург Муслим Гайнанов из Татарстана выполняет операцию в Европейском медицинском центре в ГазеХирург Муслим Гайнанов из Татарстана выполняет операцию в Европейском медицинском центре в Газе
 

Жители Газы – удивительный народ. Они не только радуются победам арабской революции, которая значительно ухудшила их собственное материальное положение («Нужно сейчас потерпеть немного, и все будет лучше, чем мы можем себе представлять», – сказал нам, стоя посреди пустого фармацевтического хранилища чиновник Ашраф). Они живут самыми грандиозными мечтами. «Лучше зажечь свечу, нежели проклинать тьму», – сказал на конференции врач-онколог из госпиталя «Шифа» Халед Табит.

Российский офтальмолог-хирург Андрей Миронов в операционнойРоссийский офтальмолог-хирург Андрей Миронов в операционной
 

Не беда, что все строительные материалы и оборудование запрещены к ввозу в Газу, и они доставляются через «дорогу жизни» – подземные тоннели. А поговорка про свечу звучит в Газе более чем прозаично. В блокадном Секторе только по 8 часов в сутки бывает электроэнергия. По всей Газе стоит грохот – это работают генераторы. У большинства семей в Газе генераторов нет, и они живут при свечах.

Мы сидим в кабинете главврача офтальмологической клиники «Аль-Наср» с российским хирургом-офтальмологом Андреем Мироновым и ждем, когда заработает генератор (вчера он сломался), чтобы пройти в операционную. Поломка генераторов либо отсутствие топлива для их работы здесь дело нередкое. Из-за этого полностью останавливают операции в больницах каждый день на два-три часа.

Таких специалистов, как наш Андрей, в Газе только один – на более чем полтора миллиона населения. Это Махмуд Хоним. Он же завототделением витреоретинальной хирургии. Он же заместитель директора этой клиники. Он же сотрудник частной глазной клиники.

«Нам нужны хотя бы 3-4 таких хирурга как Андрей. Сейчас мы можем оперировать только 30% из числа больных людей. Проблема также в медицинском оборудовании», – говорит Махмуд.

Большая часть оборудования поставляется в Газу списанная. Легально организовать к ним поставку запчастей невозможно. Аппарат, который используют для лечения больных сахарным диабетом, стоит в «Аль-Наср» сломанным уже 10 месяцев, – нуждающиеся в операции люди просто слепнут. 3 месяца отделение Махмуда не работало, потому, что не было лазерных инструментов. А когда ломается операционная машина, замдиректора клиники несет на себе свой многокилограммовый YAG-лейзер на пост Рафах, чтобы отправить на починку в Египет. Через Израиль невозможно – на посту Эрец он простоит 3-4 месяца. Просто так.

Зажечь свечу

Все, что есть в Газе, – это плод невероятных усилий и стремлений к победе самих палестинцев. Да, каждый месяц сюда прибывают по два-три гуманитарных либо врачебных конвоя из разных стран мира. В Газу наши врачи приехали одновременно с египетским профессором, которая в течение недели давала тренинги палестинским докторам, и с йеменской делегацией – они привезли из голодающего Йемена лекарства для онкобольных палестинцев на 200 тысяч долларов.

Пожилая пациентка в больнице Газы  Пожилая пациентка в больнице Газы
 

Но никто не в состоянии помочь человеку, если он сам не изменит себя. «Когда Босния была в блокаде, очень много людей умерло. Когда оказалась в блокаде Газа, мы начали рыть тоннели», – сказал мне Махмуд Абудраз, руководитель отделения Союза арабских врачей в Газе.

Онколог Гульнара Вафина оперировала тех женщин, которым не в силах были помочь врачи ГазыОнколог Гульнара Вафина оперировала тех женщин, которым не в силах были помочь врачи Газы
 

Газа изменилась за те несколько месяцев, что мы здесь не были. Выросли редкие дома на побережье и главных улицах – каждый возведен из стройматериалов, прибывших через подземные тоннели. Но разруха внутри самой Газы, нищета – обострились.

И вот в этой противоречивой картине радостные возгласы палестинцев российским врачам «Welcome to Gaza!» и их широкие улыбки со словами «Все просто отлично!» на наши вопросы «Как жизнь?» дополняют эту странную картину.

Здесь нет дефицита только в одном – в вере. Они верят во Всевышнего и верят в Победу.

И мы должны быть благодарны, что можем помочь палестинцам.

Спасибо, Газа.

Лилия Мухамедьярова,
президент фонда «Солидарность»

Лилия Мухамедьярова
date03.08.2012readCount1772printРаспечатать